Zl (andriyko) wrote,
Zl
andriyko

  • Mood:
  • Music:

Утиные истории

Ути-пути, мусора!


Абсолютно "по-датски", в связи с профессиональным праздником людей в синем, не могу не поделиться двумя милицейскими историями, приключившимися со мной в не то, чтобы незапамятные, но уже начинающие забываться времена.


История первая,
О том, как у Кучмы ночь переспать


Было это, если не изменяет память, в октябре-ноябре 2002 года. Отшумела "Украина без Кучмы", за одну ночь снесли все палатки на Институтской, которые мы под проливным дождем ставили после "Повстань, Україна". Вобщем, демократия временно отступила. И тут Данилыч выкидывает какой-то очередной фортель, сути которого, к своему стыду, припомнить не могу, но что-то очень в своем неповторимом стиле. Какие-то депутаты, кажется, Юля, Турчинов, Кармазин, несколько социалистов чуть ли не силой врываются в здание Администрации на Банковой и требуют встречи с Президентом, чтобы тот прекратил произвол. Президент, как водится, в глубоком виду всех имел и ни с кем встречаться не собирается. Он спокойно отваливает через черный ход, а к его берлоге подтягиваются силы спецназначения в полной экипировке.

Ваш покорный слуга в это время спокойно валяется дома, пораженный зловредным осенним вирусом. Из куцых новостей по телевизору непонятно ничего, кроме того, что какие-то депутаты вдруг ни с того, ни с сего решили переночевать в приемной у Кучмы. Может, у них квартиры отобрали, а может, там просто приятнее - из телевизора непонятно, темники работают, жизнь в стране идет своим чередом.

Эдак часов в одиннадцать звонит мне Олежка Яценко (хороший парень, из тех, кто готов быть "донором", помнится, чуть ли не полквартиры на Грушевского под штабы разные отдал; сейчас он, кажется, глава некого "Студенческого братства", которое славных русских моряков за маяки подергивает - дело хорошее) и своим почти детским взволнованным голосом кричит в трубку:

- Привіт, Андрію, тут таке коїться, ти можеш приїхати?
- Привіт, я взагалі-то хворий, а що коїться, куди приїхати і чому я?
- Тут депутати замкнулися у Кучми в приймальні, а Кучма сказав, щоб їх опівночі звідти викинули, бо тут нє "ночлєжка".
- Ну, в принципі, може й ночлєжка, але дорога, та й він жадібний. Може, боїться, що йому на килим насруть чи під діван знову підкладуть якусь цікаву штуку. Чи може хоче, щоб заплатили "за постой". А ти думаєш, що я можу спинити ментів? Як, силою думки?
- Ну, ми подумали, що вони при людях не насміляться викидати, то туди зараз з'їзджаються студенти і решта.
- То ви про них надто добре подумали. Так а як по ситуації, скільки там людей, ти певен, що мені конче слід їхати?
- Ну, може, людей зі сто збереться, але ж вони без досвіду, ще спровокують.
- Добре, якщо це хоч чомусь зарадить, я приїду.

И вот беру я такси и еду туда. Спускаюсь по Лютеранской, а внизу, на перекрестке с Банковой, блеск такой харатерный металлический. Так, думаю, сюда уже "черепаха" злобная приползла. Подошел поближе - точно, стоят добры молодцы, в три ряда стоят, на щиты облокотившись. "Прохода нет", - говорят, на вопрос: "А как же?" не отвечают, только в глазах хитринка дьявольская. Прогулялся дворами, а там ментов - видимо-невидимо, но на Институтскую как-то вышел без лишних объяснений. Поворачиваю на Банковскую, а там оцепление только у самой Администрации, за шлагбаумом. Оно и понятно: в узком пространстве между домами действовать сподручнее, да и закрыть горлышко этой бутылочки - проще простого.

Поворачиваю, значит на Банковую, и что же я там вижу? В пять рядов стоят орлы наши незабвенные: щиты, шлемы, бронежилеты, наголенники, наколенники, налокотники, вобщем, полный фарш. И ради кого, вы бы думали, все это жандармское великолепие? Ради трех мальчишечек и одной девчоночки! Средний рост метр-семьдесят, средний вес килограмм пятьдесят пять, средний возраст - восемнадцать-девятнадцать. Сила страшная, сила лютая. Да, думаю, Олежка, быть тебе маршалом. Подхожу, вобщем, в лицо никого не знаю. Те так насторожились - а не тихарь ли. Правильно, вобщем, насторожились: тихарей тогда было видимо-невидимо. Потом так присмотрелись друг к другу - вроде бы свои, хотя один там, самый "свідомий", меня еще одернуть пытался за сигареты Davidoff, мол, у настоящего патриота таких быть не может в принципе.

Ничего не происходит, из Администрации никого не вышвыривают, салюта нет, семечки не продают - скука смертная. Тогда девчоночка начинает ментов разлагать морально. Ходит перед ними вдоль всей шеренги, с каждым здоровается, комплименты говорит и Кучму, гения нашего златокудрого, незлым тихим словом помянуть не забывает. Ну, а ментам что: им с противоположной стороной, даже и с полом противоположным, сержант разговаривать запретил. Хотя по улыбочкам да по блеску в глазах видно, что брому не доливают, ой воруют бром каптеры. Со всеми поздоровавшись, чудеса гимнастики показывать начинает: то на мостик станет, то обратное сальто, а то на руках вдоль всего строя пройдется, да еще и с парой сальто. Менты такого еще явно не видели - это вам не цветочки в щиты тыкать. Эх, знать бы сейчас, где та девчоночка!

Однако утомилась наша Марианна, холодно все же и по-прежнему смертельно скучно. Стали мы в кружок, тут какой-то студентик песню затянул. Песню тихую, песню народную. Голоса у всех, кроме меня, хорошие оказались, подхватили легусенько, излилась душа народная да на Банковую. Менты как-то даже в такт переминаться стали, но тут нашелся среди них какой-то явный неэстет.

Выскакивает, значит, сзади эдакое чудо, типичный мент среднего звена центрального подчинения: танкер кожаный, усы, морда деревянная. Выскакивает и говорит:
- А ну расходитесь!
- Так никто и не собирался.
- Расходитесь, вам говорят! Стоите тут, горланите, людям спать мешаете!
- Вы, во-первых, уважаемый, удостоверение-то предъявите, чтоб мы знали, кто тут распоряжения незаконные отдает, во-вторых, у нас свобода передвижения и самовыражения, а в-третьих - мы не горланим, а поем, а вам стыдно должно быть, что культуру не уважаете. И вообще - покажите в этой части улицы хоть один жилой дом, где люди спят. Бойцы ваши на службе, мы им тут развлечения бесплатные подогнали, а вы вместо спасибо... Или вы боитесь, мы вам депутатов у Кучмы побудим?

Не вынеся этой тирады, мент резко скрывается за рядами своих "рыцарей". Вскоре там сзади начинается какое-то шевеление, и вдруг раздается команда: "Оттеснить!"

Знаете, когда температура высокая, все таким смешным кажется! Захожусь в приступе хохота и кричу: "Эй ты, мужчина с усами, кого ты тут оттеснять собираешься? Тебе самому не смешно?" Оказалось, что не смешно. Где-то через минуту откуда-то сбоку выбираются и становятся перед нами во всей выкладке, "в чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря". Ну, может быть тридцать четыре или тридцать пять. Ну, думаю, вот это они храбрецы, меньше чем всемером на одного никак не могут. И тут же эту мысль через ряды громко сообщаю, присовокупив: "Ну, ты и комик Петросян, детей перепугался, биотуалет есть хоть". Тем временем менты, что вышли из рядов, продолжают тупо стоять перед нами, и им, кажется, не смешно. Я говорю: "Повезло вам, ребята, сейчас по ордену заработаете. Небось первый раз таких страшных оттеснять будете". У ментов на лицах начинают бродить дурацкие извиняющиеся улыбки. Да и девчоночка наша им явно нравится. Я говорю: "Вы этого козла хорошенько запомните. Вас еще перед всеми пацанами никто так не позорил".

Тут раздается команда: "Назад!" - убегают гуськом с явным облегчением. Ну, думаю, дошло до дурака. Дурак, однако, оказался упорный. Вслед за "назад" послышалось: "Оставить щиты, оттеснить". Кричу ему: "Нет, дядя с усами, не знаю по званию, ты все-таки параноик конкретный. Над тобой уже вся милиция смеется!" Выходят тут на сцену те же лица, берут друг друга под ручку, как-будто сейчас сиртаки танцевать будут, и с явной неохотой начинают двигаться на нас. Все красавцы удалые - это мне потом девчоночка сказала. Когда подошли где-то на метр, мы медленно-медленно развернулись и вразвалочку двинулись к Институтской. Так и прошли эти двести метров: впереди мы, за нами тридцать здоровенных мужиков в обнимку. До сиртаки, правда, не дошло. На углу они резко остановились. В ответ на слова: "Вы этого дегенерата точно хорошо запомнили?" многие вдруг радостно закивали. Радостнее всех кивал старший сержант-предводитель этой потешной цепи.

- Так, а что же вы встали, может, прямо до дому оттеснили бы? Ночь, страшно на улице. А вы, сразу видно, парни умелые. Девчонку хоть проводите, на кой черт вам тот Кучма сдался.

Закивали радостно. И в этот момент я понял, что наша победа неизбежна :)
Tags: mentoirs
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments